Подписка RSS

Узнайте первыми
о новых публикациях!

Подписавшихся уже:
Главная » Антитеррор » Прагматика террора. Главная угроза нашего времени и пути ее нейтрализации

Прагматика террора. Главная угроза нашего времени и пути ее нейтрализации - Страница 3

Опубликовано в разделе Антитеррор Просмотров страницы: 57
Комментариев нет (Прокомментировать)

Против драматизации в оценке террора

Научный подход к террору как феномену исторического процесса диктует необходимость обратить внимание на два важных обстоятельства.

Во-первых, террор является спонтанным проявлением глубинных, фундаментальных социальных процессов. В этом аспекте террористические события оцениваются как заметные моменты политической борьбы.

Во-вторых, террор как явление локализован в пространстве и времени. Он имеет конкретные масштабы, возникает и исчезает в зависимости от текущей политической конъюнктуры, оказывая значимое, но ограниченное воздействие на общественную жизнь. Это воздействие количественно фиксируемо и замеряемо, а по своему эффекту может сравниваться с воздействием иных форм политической борьбы, а также природных катастроф (землетрясений, цунами, пандемий и других стихийных бедствий) и катастроф социальных (войн, революций).

С этой точки зрения современная ситуация с террором в России вызывает серьезное беспокойство, но следует признать, что интенсивность (частота) его проявлений весьма незначительна по сравнению с активностью террористов в Европе и России в конце XIX – начале XX веков или в Европе в 60 – 70-е годы минувшего века.

Информационная блокада терактов

«Оружием массового поражения», используемым террористическими организациями, является общественный резонанс, вызываемый чувствами страха и ужаса, которые распространяются и многократно усиливаются средствами массовой информации. Широкое освещение своей деятельности в СМИ террористы рассматривают как самое важное вознаграждение, поскольку именно оно в первую очередь и позволяет влиять на массовое политическое сознание и дестабилизировать его.

Считается, что, получив через общество как социальный усилитель некое послание от террористов, правительство предпримет требуемые террористами действия. Разумеется, такое возможно лишь в демократических странах, где власть зависит от общественного мнения. Там же, где этой зависимости нет, террор как средство достижения цели становится бессмысленным.

Предотвратить фобийные реакции населения на теракты можно только информационной блокадой «болевых точек» общественного сознания. Информирование о терактах должно быть дозированным по объему и ограниченным по времени. Акты террора надлежит максимально быстро и полно вычищать из социальной памяти.

Политический этикет должен пресекать попытки использования терактов в качестве информационных поводов в публичной политике: в целях консолидации общественного мнения при принятии непопулярных решений, для проведения предвыборных кампаний, ради повышения персональных рейтингов или ограничения прав человека. Оправданным является переход к суду военного трибунала в отношении террористов.

Террорист – не альтруист

Террорист-смертник – далеко не всегда альтруист. Чтобы совершить террористический акт, необходимы средства: деньги, оружие, взрывчатые вещества, транспорт. Все это можно получить от спонсора или добыть самостоятельно. В дореволюционной России террор нередко оказывался средством пополнения партийной кассы и в действительности представлял собой обыкновенный грабеж.

Русский революционер совершал «эксы» для того, чтобы на полученные деньги готовить и осуществлять террористические акты. Чеченский боевик идет на теракт еще и для отработки полученных от «спонсора» денег. И в том и в другом случаях террор превращается в способ заработка.

Деньги распределяет, как правило, узкий круг лиц, занимающих руководящее положение в террористических организациях. Среди них неизбежно появляются люди, поддающиеся соблазну употребить «заработанное» на личное обогащение. И чем больше средств отпускается на террор, тем шире становится круг лиц, рассчитывающих с помощью террора решить собственные материальные проблемы. Личная нажива, отодвигая на задний план задачи политического характера, становится основной целью многих террористов. Террор начинает подчиняться уже не интересам политической борьбы, а потребностям финансового самообеспечения группировок. В результате массовый политический террор перерождается в террор профессиональный, генерируемый земными экономическими интересами. Сами же организаторы террора из идейных борцов превращаются в менеджеров, стремящихся использовать свой «труд» с максимальной выгодой для себя и своей команды.

От призвания – к профессии

Детерминация террора экономическими интересами ведет как минимум к двум последствиям для террористического движения в целом.

Во-первых, установка террористов, и в первую очередь их лидеров, на получение материальных выгод ведет к самоограничению террора: он осуществляется лишь тогда, когда приносит экономическую выгоду. Легитимация террора становится все более затруднительной, и он перестает находить поддержку среди широких слоев общественности. Возникает профессиональная субкультура террористов-наемников, террористов-бизнесменов.

Во-вторых, лица, допущенные к распределению полученных на «святое дело» средств, часть их резервируют для личного использования и попросту утаивают. Постепенно превращаясь в топ-менеджеров террора, они отрываются от массы простых исполнителей и, что очень важно, утрачивают духовную связь с ними.

При этом на всех уровнях иерархической лестницы между террористами обостряется конкуренция: каждый стремится получить больший «кусок пирога» от результатов террористической деятельности. Конкуренция порождает конфликт между топ-менеджерами террора и его рядовыми исполнителями. Среди «настоящих» террористов растет число тех, кто начинает сомневаться в справедливости использования террора как средства политической борьбы.

Гендерное измерение террора

Прогрессирующее отчуждение от терроризма, его делегитимация имеют объективные основания. Ряд форм политической и вооруженной борьбы (например, ядерной войны), ставящих под угрозу существование человечества в целом, рассматриваются сегодня как неэффективные. В условиях глобальной взаимозависимости снижение уровня организации противника автоматически приводит и к упразднению субъектов террора. Глобальная нерентабельность террора создает объективную возможность для его сдерживания, локализации в отдельных очагах, ликвидация которых не влечет за собой широкомасштабных последствий.

Появляются основания для оптимистического в целом прогноза в отношении долгосрочной перспективы снижения роли террора в политической деятельности. Актуализация темы борьбы с терроризмом может выступать симптомом качественного перелома в отношении к нему. В этом отношении складывающаяся ситуация сродни развернувшейся в Англии середины XIX века кампании борьбы против морской работорговли.

Косвенным признаком начавшегося перехода террора в регрессирующую стадию является рост числа женщин в составе «комбатантов». Знаковым в этом отношении оказывается использование шахидок. В терроризме, как, впрочем, и в любой другой сфере деятельности, отлив мужчин и восполнение освободившихся вакансий женщинами красноречиво свидетельствует о спаде эффективности (а значит, и оплаты) данной формы политической борьбы.

Террористический политико-экономический цикл

Наметившаяся тенденция снижения политической эффективности террора требует содействия, которое может быть реализовано по двум направлениям. Во-первых, рутинизацией текущей практики противодействия террористической деятельности. Во-вторых, оперативным разрешением проблем в рамках иных форм общественных коммуникаций. Террор должен становиться все менее и менее продуктивным инструментом практической политики.

В то же время он пока еще остается достаточно эффективным экономически. Необходимость ресурсного обеспечения террористической деятельности формирует вторичный экономической базис этой конкретной формы политической борьбы. Производность экономического базиса от террористической надстройки определяет его ограниченность, зависимость от успехов террористической деятельности. А отсюда неизбежно вытекает потребность в рационализации последней, чтобы гарантировать устойчивое и расширенное воспроизводство базиса.

Поэтому террористическая активность оптимизируется, становится объектом экономической рационализации. Соответственно опережающее развитие экономического базиса террора оказывается условием, обеспечивающим эффективное применение террористических актов как инструмента политической борьбы.

Критерий рентабельности террористических актов в силу действия общих закономерностей взаимодействия экономического базиса и политической надстройки становится определяющим, что неминуемо ведет к «экономическому разложению» террористической деятельности. Именно процесс «экономического разложения» ведет к постепенному угасанию волн террора.

«»

Рекомендуем еще почитать:
В статье дается подробное описание понятия "террор", "терроризм", его юридическое определение, морально-психологический аспект, факторы, влияющие на его распространение и рост
О тактике проведения диверсионно-террористических актов (ДТА)
«Пока шла борьба между капиталистами и коммунистами, мир оказался в руках террористов» — это высказывание одного священника как нельзя лучше отражает положение вещей, сложившееся в последней четверти ХХ века и сейчас только усугубившееся.
Что представляют собой люди, совершающие террористические акты, с точки зрения психологии? Каковы психологические мотивы действий террористов и причины, по которым террор сохраняет высокую способность к самовоспроизводству? Точка зрения профессионального психолога, занимающегося этой проблемой.

Оставить комментарий:

* - поля, обязательные для заполнения.

Внимание: все комментарии проходят премодерацию.

Будьте в курсе появления новых материалов! Подпишитесь на RSS!

Подписавшихся уже !